Наши партнеры








"Шахматная неделя" №47-2005

КОМУ НУЖНЫ ТАКИЕ ПЕРВЕНСТВА

     Наша газета уделяет довольно серьезное внимание теме детско-юношеских шахмат как в нашей стране, так и в мире. В этом нет ничего удивительного, ведь от того, какая вырастет смена нашим ведущим гроссмейстерам, зависит будущее древней игры в нашей стране, ее статус в современном мире. И здесь не может быть мелочей, важно все: интеграция шахмат в общеобразовательной системе и проведение массовых детских соревнований, подготовка тренерско-преподавательских кадров и распространение всевозможных учебно-методических материалов. Однако наших читателей не может не интересовать и положение дел в среде наиболее талантливых, перспективных юношей и девушек.
     В последних двух номерах «ШН» было опубликовано интервью с председателем Детско-юношеской комиссии РШФ Евгением Бареевым, в котором известный гроссмейстер коснулся темы подготовки нашего передового молодежного резерва. В частности, поделился своими взглядами на проблемы учебно-тренировочного процесса. Шла речь и о критериях, определяющих перспективы тех или иных юношей и девушек стать достойными наследниками лучших представителей отечественной шахматной школы. Основными такими критериями являются рейтинг Эло и результаты в юношеских первенствах страны, Европы и мира. И далеко не всегда эти показатели идут в ногу. Что важнее: принципы прямого спортивного отбора или математически выраженная сумма результатов в соревнованиях (в основном взрослых)? Массовыми или камерными должны быть чемпионаты России? Насколько престижны первенства Европы и мира в разных возрастных категориях? Куда должны направляться средства, предназначенные на детско-юношеские шахматы? Мнения на этот счет разные, иногда диаметрально противоположные.
     Думаем, сориентированным в данных вопросах читателям небезынтересно будет познакомиться с позицией опытного московского тренера и организатора Анатолия Яковлевича САКОВА.

Название изображения

     Прежде всего хочу сразу определить свою точку зрения: детские первенства мира (а далее пошло: континентов, стран, регионов, городов) в возрастах до 10, 12, 14 и 16 лет – это маразм шахматных функционеров ФИДЕ, придуманный ими в далеком 1988 году. Тогда, думаю, посчитали, что делают благо во имя развития детских шахмат. Увы, годы показали другое. В наше время все эти чемпионаты нужны современным функционерам и детским тренерам для удовлетворения своих шкурных интересов за счет здоровья детей и доверчивых и честолюбивых родителей.
     Но сейчас не об этом речь. Уж если творить зло, давайте выберем наименьшее. Я хочу проанализировать на примере только что закончившихся первенств Москвы организационные вопросы, чтобы всем сообща задуматься: кому нужны такие детские первенства?
     Итак, ноябрьские финалы первенств Москвы 2005 года, которые проводились по швейцарской системе в 9 туров. В 1967 году Федерация шахмат СССР решила отсалютовать 50-летию страны большим чемпионатом по швейцарской системе. Вместе с победителями страны М. Талем и Л. Полугаевским, другими гроссмейстерами в турнире играли рядовые мастера и кандидаты в мастера. Эксперимент был признан неудачным. В новой России взрослые чемпионаты страны также проводились по швейцарке, результат – уважающие себя гроссмейстеры перестали в нем играть. Во взрослых чемпионатах мира испробовали нокаут-систему, но не швейцарку, никому в голову даже это не приходило. Накоплен, кажется, большой отрицательный опыт определения чемпионов в «швейцарке». А в детских шахматах, пожалуйста, любые чемпионаты, вплоть до мировых, проводятся именно так. Критерий везде один: побольше массовости, побольше доходов.
     Теперь давайте взглянем на таблицу.

Название изображения

     На какие размышления наводят эти столбики?
Во втором – количество участников в каждой возрастной группе. В финалы допускались победители полуфиналов и без отбора – шахматисты с рейтингом, превышающим установленный предел для каждого возраста. Заранее сказать, сколько будет участников, можно было только приблизительно. В результате – широкий диапазон от 12 до 65 лет. У девушек до 16 лет компьютер в последних турах решал головоломки. Когда выбыла очередная участница, какие получались пары в последних турах – легко догадаться!
     У юношей до 16 лет играло ровно вдвое меньше участников, чем у мальчиков до 10 лет, а у девушек соответственно в 2,5 раза. В это время юноши и девушки определяются со своим дальнейшим жизненным путем, готовятся к поступлению в высшие учебные заведения. К 18-20 годам шахматы практически теряют и всех остальных, в них остаются одни фанаты. Можно сказать, такова жизнь. Взрослея, молодежь оставляет навсегда и другие свои детские увлечения. Это так, но приходится делать оговорку. Гроссмейстер Сергей Загребельный заметил однажды: «Тщеславие, непомерные амбиции, материальные блага, надежды и иллюзии сносят головы родителей и тренеров детей». С самого раннего возраста на детей возлагается непомерный груз ответственности всяких отборов, «главных» чемпионатов. Ребенок начинает бояться не самого поражения, а его последствий. Зевнув фигуру на таком «главном» турнире, он видит, что во время анализа партии тренер меняется в лице и хватается за голову (медаль уплывает!), мама – за валидол, а папа после анализа, порой, и за ремень. Это тебе не поражение в детском опене где-нибудь на берегу Черного моря. Там тебя просто пожурят: «Не дорос еще до серьезных турниров», и тренер продолжит свою кропотливую работу по совершенствованию твоего мастерства. Понимая же, что шахматы превратились для них из области радости и удовольствия в неблагодарный труд, постоянный психологический стресс, дети частенько теряют к ним интерес. Хорошо, если на это уйдет пару лет. А если все детские годы? Мороча шахматными чемпионатами головы детей и их родителей блеском пресловутых медалей, отнимая у детей другие увлечения и интересы, которые помогли бы им подготовиться к взрослой жизни, невозможно посчитать, сколько страна, мир потеряли талантливых музыкантов и писателей, инженеров и врачей, артистов и ученых. Обратная картина: насилуя волю ребенка, скольким из них мы отбили просто любовь к шахматам, сколько потеряли хороших гроссмейстеров?
     Следующий столбик: разница московских рейтингов между сильнейшим и слабейшим участником финалов. Разница в 700 единиц у мальчиков до 10 лет говорит о том, что звание чемпиона Москвы разыгрывали по отжившим свой век разрядным меркам не только кандидат в мастера и перворазрядники, но и ребята силы третьего разряда. Что-то подобное и в других возрастах. И так же в стране, Европе, мире. И хочется спросить: серьезно ли все это? При таком разбросе сил участников, чем эти чемпионаты отличаются от обычных детских опенов? Что дает победителям таких городских чемпионатов, а далее: страны, континентов, мира в их шахматном совершенствовании? Что дал чемпионат Москвы до 16 лет Попову, занявшему 1-е место с результатом 7,5 очков из 9 и понизившим при этом свой рейтинг! Также понизили свой рейтинг Долбня и Гришин, поделившие 2-3 места у мальчиков до 12 лет с результатом 6,5 очков. Получили ли пользу от турниров Маркосян, набравший в группе до 14 лет 9 очков из 9 (!), Гусейнов (8 очков – мальчики до 10), Калмыкова (8,5 – девочки до 12), Пустовойтова (8 очков, мальчики (!) до 12)? Трудно получить объективный ответ от победителей и их тренеров (Ура! Мы победили!). Легкие победы замазывают недостатки в игре.
     В 2004 году шестнадцатилетний Теймур Раджабов, говоря о пользе своего участия в элитных турнирах, дал «лестную» оценку и детским соревнованиям: «Элита била в мои самые уязвимые места, указывая на пробелы в шахматном образовании. Эти турниры дали мне огромный практический опыт. Это уже не детские шахматы, где можно отдать полкомплекта, а потом выиграть с помощью какого-нибудь дешевого трюка. Здесь идет настоящая игра, и ставки в ней высоки. Напряжение здесь совершенно другое, а расслабление чревато». Это ответ сильным юным шахматистам (и совет их родителям!), где им играть! Надо ставить задачу не собрать все медали сомнительного достоинства и ходить героем в родном городе и родной школе, а достичь высот, которых добились в свое время Борис Спасский и Анатолий Карпов, Гарри Каспаров и Юдит Полгар, а в наше время – Теймур Раджабов и Александра Костенюк, Сергей Карякин и Хумпи Конеру. Играть надо в сильных турнирах, где рейтинговый состав участников гарантирует полнокровную борьбу в каждой партии. Неоднородный состав участников не дает практического опыта напряженной борьбы в каждой партии с полной концентрацией внимания и сил, а за десятилетнюю шахматную жизнь в «главных», но слабых, турнирах игра в полурасслабленном состоянии становится уже трудноисправимой привычкой. Людмила Сергеевна Белавенец после победоносного чемпионата Европы-2005 тревожно вопрошает: совершит ли наша молодежь прорыв в высшее шахматное общество? Гарри Каспаров дает неутешительный прогноз: в России нет сейчас шахматистов до 20 лет, которые смогут в дальнейшем стать мировой шахматной элитой.
     В шахматах много мифов. Один из них: в юношеских чемпионатах растут будущие взрослые чемпионы. Правильнее будет сказать: участвуют изредка, а растут в иных турнирах! Отбросив от «реформаторского» 1988 года 10 лет, посмотрим, чего достигли шахматисты 1978 года и моложе, которые могли пройти все 5 ступенек возрастных чемпионатов. В первой двадцатке рейтинг-листа ФИДЕ мы видим лишь П. Леко, Э. Бакро, А. Грищука и Р. Пономарева. Не густо! Зададимся вопросом: они что, выросли на юношеских чемпионатах или на взрослых элитных турнирах? И тогда следует признать: тем действительно сильным юным шахматистам, которые напрасно тратят много времени на участие в современных юношеских отборах и чемпионатах с целью повесить себе на шею за 10 лет как можно больше медалей, ответить положительно на вопрос Людмилы Белавенец будет трудно.
     Столбики таблицы с четвертого по шестой лишний раз подтверждают, что если уж проводить детские чемпионаты, то формат их надо менять! Первые десять сильнейших шахматистов по московскому рейтингу заняли в 6 первенствах из 8 все 3 первых места, а в первую пятерку и десятку вошли в среднем соответственно 4 и 7 человек. Соответственно и вывод: достаточно проведения круговых турниров из 10 человек, имеющих наивысший рейтинг по состоянию, например, на 1 сентября.
При этом исчезают, как известно, два главных недостатка швейцарок: состав формируется более равномерным по силе игры участников, и все они играют в одном турнире, а не в разных, когда вставший впереди участник может сыграть с более слабыми противниками, чем отставший от него на пол-очка другой участник турнира. Собственно, ничего здесь нового нет. По этому принципу стали формироваться взрослые первенства России, и какие суперфиналы они стали собирать! Примеру России последовала и ФИДЕ, проведя свой чемпионат мира в Аргентине. Заметьте: ведущие шахматисты мира приняли этот формат проведения мирового первенства. У ФИДЕ снимается головная боль по организации матчей вечно несговорчивых амбициозных претендентов. Правда, форматы этих чемпионатов предусматривают помимо непосредственного отбора по рейтингу и определение нескольких участников по результатам предварительных турниров. Для детских первенств это не обязательно. Дети быстро взрослеют, у них нет времени на отборы. Им еще надо и учиться. Пусть вместо отбора сильнейшие наши юноши сыграют в хорошем рейтинговом отечественном или международном турнире. Первенство России до 18 лет уже проводят по рейтинговому принципу, без отбора.
     И здесь трудно согласиться с мнением авторитетного Анатолия Карпова, который ставит под сомнение определение состава финалов по рейтингу и без отбора. Он считает, что при разнице рейтингов в 5 пунктов будут решаться огромной важности вопросы в карьере каждого шахматиста. Нет, не каждого, а только тех, кто будет занимать в списке 8-12 места. Но здесь, как говорится, пусть каждый пеняет на себя, что к определенному сроку не подошел в лучшей форме, с лучшими показателями. Вряд ли бы сильно изменились итоговые результаты аргентинского первенства, если бы вместо Адамса или Полгар играли, к примеру, Иванчук или Пономарев, Грищук или Широв. Вообще, вероятность победить в круговом турнире шахматисту, имеющему в нем восьмой-десятый рейтинг, практически нулевая. И уж совсем не следует считать достоинством то, что отличная форма в одном-единственном соревновании помогла стать чемпионами мира А. Халифману и Р. Касымжанову, не входившими даже в двадцатку лучших по рейтингу. Возможно, для гроссмейстеров, не входящих в первую десятку, лучше система, позволяющая иметь шанс подержать синицу в руках, но рядовые любители хотят видеть чемпионов мира, которые побеждают в серии турниров и в рейтинговом списке занимают ведущие строчки многие годы.
     Первенство Москвы перестанет быть отборочным турниром к российскому первенству, если последнее станут проводить по такому принципу: в определенный срок Шахматная федерация России определяет 10-12 участников с наивысшим рейтингом ЭЛО в каждой возрастной группе и срок, когда регионы подтвердят участие своих шахматистов. Если ФИДЕ придет к этому разумному решению, то и первенства стран станут внутренним делом. Рухнет один карточный домик.
     Что это даст?
     Первое. Везде сократятся государственные расходы. Это только России, богатой нефтью, газом и олигархами все равно, куда посылать – в Испанию, Японию или Аргентину – делегацию до 50 человек для завоевания мест от первого до сорокового. Большинству государств не по карману бессмысленное участие в массовых чемпионатах. Если ФИДЕ придет и к другому разумному решению: проводить юношеские чемпионаты только до 18 лет, рухнет и другой карточный домик: чемпионаты в младших возрастах. Тогда посылка на чемпионаты одного вундеркинда, типа нового Морозевича или Ананда, будет государственным престижем любой страны.
     Второе. Юношеское первенство действительно станет таковым. Формирование чемпионатов по возрасту, а не по силе, уже порочно по своей сути. Если юношеские чемпионаты будут формироваться согласно принципу привлечения сильнейших, они и будут там играть. Вот уже три года маленькому российскому городу Кириши удается провести турниры «Юные звезды мира» памяти Вани Сомова. Классный состав! В круговом турнире из 12 юношей победителем стал Сергей Карякин, вторым – Ильдар Хайруллин. Я на полном серьезе предлагаю директору турнира Г. Несису переименовать турнир в «Юношеский чемпионат мира памяти Вани Сомова». Пусть хотя бы по версии г. Кириши. Но от истины вы не уйдете. А ФИДЕ не в состоянии проводить такие чемпионаты? Установить для всех 10-12 участников такой призовой фонд, чтобы и Т. Раджабову было интересно играть?
     Третье. Чемпионаты станут престижными, зрелищными. В далекие времена одного чемпионата мы могли назвать всех юношеских чемпионов на много лет назад. Это были звезды! Сейчас, кроме узкого круга людей, даже тренеры не смогут назвать не то что прошлого, но и этого года всех победителей мирового юношеского первенства. Видя, что в шахматах больше версий чемпионов мира, чем в боксе, у нешахматной прессы вообще пропадает охота что-то о нас писать. Скажите, кроме шахмат, в каких еще видах единоборства существуют первенства мира до 10, 12, 14 и т. д. лет? В мировых федерациях по теннису, гимнастике, борьбе, фигурному катанию, плаванию, легкой атлетике люди глупее, чем в ФИДЕ?
     Четвертое. Сократившемуся количеству участников первенств, их родителям, тренерам будут созданы не рабские, а цивилизованные условия проведения чемпионатов. Загоняя детей в теснейшие помещения, а всех взрослых в другие залы, а то и на улицу, организаторы лишают чемпионаты главного: их зрелищности, привлекательности и внимания средств массовой информации. Если даже проводить все 10 первенств (по 5 у девушек и юношей) от 10 до 18 лет по 10 человек, борьба будет вестись на 50 досках, а если их развести на утро и вечер, то и на двадцати пяти. Организаторам легко будет найти помещения, где участники смогут играть на сцене или на площадке, отгороженной канатами, а тренеры, родители и зрители непосредственно наблюдать из зала за их игрой. Если к этому добавить еще 2-3 электронные демонстрационные доски, все будет как у взрослых! Вот это будет для всех настоящий шахматный праздник! Параллельно можно проводить детские (пусть учатся у финалистов!) и взрослый опен-турниры (гостиницы не прогадают!).
     Пятое. Формирование турниров по рейтингам разрушает всю монополию «главных» турниров. Снимаются стрессовые ситуации с детей, тренеров, родителей. Один мой талантливый мальчик, сыграв в первенстве Москвы два тура, попал в больницу. Все «главные» турниры года для него закрылись до следующего ноября. Когда отборочным критерием попадания в различные чемпионаты станет не место, а рейтинг, отдельное поражение, даже неудача в турнире перестанут казаться катастрофой. Вскоре все будут знать: чтобы попасть на Москву, надо ориентировочно иметь такой-то рейтинг, на Европу – повыше, на мир – еще выше. Главной задачей каждого юного шахматиста станет научиться хорошо играть, чтобы отдельные неудачи компенсировать отличной игрой в следующем турнире, а, значит, повысить свой рейтинг и иметь шанс попасть в тот или иной (не отборочный!) чемпионат. В том же 2004 году Теймур Раджабов сказал: «Мне сейчас прежде всего надо работать, усиливаться. Успех в каком-нибудь круговом турнире или сильном опене не так важен для меня – важнее научиться хорошо играть!» Молодым талантам следует прислушаться к его словам!
     Шестое. Большое значение в ФИДЕ (и в России тоже) приобретают рейтинговые турниры, как детские, так и взрослые. В них устремится играть большее количество детей, где, в отличие от детских чемпионатов, параллельно смогут играть и тренеры, и сопровождающие детей лица. На местах может появиться заинтересованность организации своих новых рейтинговых турниров. Все это может сослужить пользу развитию шахмат в мире. И главное: родители смогут выбирать наиболее удобные для себя соревнования, а тренеры смогут ездить не с одним своим воспитанником в ущерб занятиям с другими, а с несколькими. «Главных» турниров становится многовато. В условиях конкуренции «гостиничному беспределу» будет положен конец!
     Седьмое. Если ФИДЕ, Российская шахматная федерация (РШФ) проведут в жизнь еще один проект, можно решить очень важный вопрос. Трудолюбивые, талантливые, целеустремленные дети должны чаще получать награды самого высокого достоинства. ФИДЕ (РШФ) следует учредить «Золотую (серебряную, бронзовую) медаль ФИДЕ (РШФ)». Одновременно с различными чемпионатами нужно взять под свою эгиду крупные детские опены с обсчетом ЭЛО, победителей которых, а можно и с раздельным зачетом по каждому возрасту, награждать такими медалями и грамотами. Организаторы турниров будут только рады этому: престижность их турниров возрастет. А от ФИДЕ (РШФ) многого не потребуется: медали могут изготавливать и сами организаторы (тогда можно указать место и год проведения опена), а вот бланки грамот должны быть подписаны на самом высоком уровне. Я видел, с каким трепетом рассматривали ребята грамоты, подписанные самим чемпионом мира Анатолием Карповым! Больше «главных» турниров, больше престижных наград, больше счастливых юных шахматистов!
     Восьмое. ФИДЕ и РШФ, сократив расходы на юношеские чемпионаты до одного – до 18 лет, могли бы серьезно рассмотреть вопрос, как помочь тем, кто после достижения совершеннолетия решил посвятить жизнь профессиональным шахматам. Им-то финансовая помощь на первых порах своего становления как раз бы не помешала. В СССР проводились первенства среди молодых мастеров до 26 лет (уже тогда, кстати, они формировались без отбора по рейтингу). Теперь юноши сразу шагают во взрослые шахматы. Каким праздником для мировых шахмат в перерывах между взрослыми первенствами стал бы молодежный чемпионат, например, до 28 лет с призовым фондом, который бы привлек всех сильнейших! Тогда в 2006 году мы увидели бы турнир из 10-12 человек, в котором бы играли П. Леко, Э. Бакро, А. Грищук, Л. Аронян, Р. Пономарев, Т. Раджабов, Ф. Вальехо, А. Мотылев, В. Малахов, Р. Касымжанов… Ясно, что интерес к подобному мероприятию в мире был бы не меньше, чем к взрослому чемпионату планеты. А в Российском чемпионате это был бы еще и хороший смотр всех тех, кто претендует на место в главной сборной страны.
     Некоторые горячие тренерские головы уже ждут, когда ФИДЕ примет решение о первенствах мира до 8 и 6 лет. Еще один шанс построить свое благополучие на здоровье детей и кошельках родителей! Может, все-таки стоит всем нам сказать: высшая тренерская категория должна присваиваться только по достижениям взрослых юношей, и искать какие-то другие лазейки нам не к лицу. Они же рекомендуют нам обратиться к польскому опыту работы с детьми. К какому? Больше привлекать к работе с российскими детьми польских (то есть бывших российских) тренеров? Давайте посмотрим, как в командном зачете выстроились страны с приблизительно одинаковой численностью населения по результатам юношеского первенства мира 2005 года. Вслед за Польшей в верхней половине таблицы стоят Вьетнам, Словения, Монголия, в нижней – Болгария, Армения, Венгрия, замыкает список Германия. Англию не видно ни в мировом, ни в европейском списках. А в рейтинговом листе ФИДЕ проверьте – кто есть кто. Прямая математическая зависимость: чем больше успехов в юношеских чемпионатах, тем меньше сильных шахматистов во взрослых шахматах. Может, стоит все же изучать опыт стран, названных последними? Куда и зачем они в шахматах вкладывают деньги? Главное ли для многих стран быть в шахматах впереди планеты всей любой ценой?
     И в связи с этим, говоря о финансах, хочется спуститься на нашу родную землю. В полуфиналах Москвы с каждого участника взяли «турнирный взнос» 100, а в финалах – 200 рублей. Понятно, по десятке на обсчет рейтингов. А куда пошли остальные деньги? Выделял ли Спорткомитет Москвы средства на чемпионат. На что выделял? Поскольку вопрос интересует не только меня, в приватной беседе прошу мне не отвечать. Лучше через прессу. Для всех.
     Аналогичный вопрос и к Российской шахматной федерации. Мы много знаем о статьях бюджета страны, даже министр обороны С. Иванов по телевидению иногда делится с нами расходами по отдельным статьям своего секретного ведомства. Только широкая шахматная общественность в полном неведении. В каком объеме формируется государственное и спонсорское финансирование? Как распределяются финансы по различным статьям расходов? Каковы расходы на юношеские чемпионаты страны, Европы, мира? Здесь можно дать информацию и поподробнее: конкретно на кого и сколько. Или РШФ секретнее министерства обороны? У нас нет парламента, корректирующего бюджет страны. Но, может, какие-то общественные предложения позволят РШФ посмотреть на свою смету расходов с какой-то другой стороны?

Анатолий САКОВ,
Старший тренер-преподаватель СДЮШОР №3 Московского городского Дворца детско-юношеского творчества
на Воробьевых горах

Фото предоставлено автором


страницы:  1  2
   

Обозрение
Рейтинги московских шахматистов
Опросы
Статьи
Деловые шахматы
Дискуссия о работе РШФ
"Шахматная неделя"
№43-2006
№42-2006
№41-2006
№40-2006
№39-2006
№38-2006
№37-2006
№36-2006
№35-2006
№34-2006
№33-2006
№32-2006
№31-2006
Интервью
Взгляд изнутри
Взгляд снаружи
Звездный взгляд
События

Актуально

 Чемпионаты России по рапиду и блицу

 Детское первенство Москвы

 Турнир Grand Swiss

Полезно


Рейтинги

Яндекс.Метрика






Rambler's Top100
Новости Обозрение Школа Игра Клуб Тары-бары

Шахматный клуб им. Т.В. Петросяна © 2001-2019