Наши партнеры






"Шахматная неделя" №5-2006

1-я полоса - главные новости номера

Цветной разворот - Аэрофлот 2006

 

Баадур ДЖОБАВА:

ПООБЕЩАЛ ОТЦУ ПОПАСТЬ В ТРОЙКУ

Название изображения     Впервые я увидел Баадура на международной Детской Олимпиаде, проходившей в Артеке в сентябре 1999 года. Больше того, удалось пообщаться с застенчивым и немногословным в то время лидером и капитаном грузинской команды, произведшей на том турнире сенсацию. Грузинские юноши сумели занять второе место после хозяев турнира – команды Украины-1, возглавляемой самим Русланом Пономаревым, которому оставался всего месяц до 16-летия. Надо отметить, что на этой Олимпиаде в составах разных сборных играло множество нынешних сильных гроссмейстеров: Андрей Волокитин, Павел Эльянов, Тигран Петросян, Евгений Алексеев, Ни Хуа, Юрий Дроздовский, Александр Арещенко, Захар Ефименко, Сергей Азаров и многие другие. Большинство из них выступали и на «Аэрофлоте»-2006.
     С тех пор утекло много воды. Баадур давно уже стал известным гроссмейстером, а помимо того – симпатичным юношей, уже давно и успешно избавившимся от былого стеснения. В общении – ни следа той настороженности и зажатости, которая, увы, свойственна некоторым его коллегам по цеху. Брать у него интервью – одно удовольствие: отвечает открыто, улыбается обаятельно, заразительно смеется.

– Что происходило с тобой после той Олимпиады 1999-го?
– Мы вернулись с семьей из Харькова, где жили семь лет как беженцы. В том самом 99-м мы переехали в Тбилиси, потому что я не мог играть в шахматы: у меня не было гражданства, и не пускали на международные турниры. Скажем, мой младший брат Беглар стал чемпионом Украины в своей возрастной категории, но поскольку у него не было украинского гражданства, его не пустили на чемпионат мира. Мы ущемленно себя чувствовали и решили переехать в Грузию.
– А грузинское гражданство у вас было?
– Да.
– Почему вы оказались беженцами?
– В 92-м шла война в Абхазии, была разруха. Мы жили в городе Гали, и по улицам ездили танки.
– Как развивалась твоя шахматная карьера?
– Когда я приехал в Грузию, то был в юношеских турнирах на голову сильнее всех. Набирал 8,5 из 9, 9 из 9… Потом у меня появились другие интересы. А в грузинских ребятах проснулось чувство конкуренции, и меня начали догонять. Пришло время Изория, Гагунашвили, и они старались меня догнать и перегнать. Сейчас уже перегнали.
     В юношеских чемпионатах мира играл средне. Лучший результат – 2-3 места до 18 лет в Оропесе в 2000 году. Тренера-то не было никогда. Только с отцом работал.
– И до сих пор нет?
– До сих пор. К турнирам готовлюсь самостоятельно.
– Но при дальнейшем росте одному будет трудно…
– У меня это уже вошло в привычку. Кроме того, тренер должен подойти мне по характеру. Это ведь не только работа, деньги и т. д. – нужно, чтобы была дружеская атмосфера. Хотя, конечно, лучше работать с тренером…
– А в Грузии тебе кто-нибудь предлагал сотрудничество? У вас ведь много хороших тренеров и шахматистов.
– Да, мне иногда помогает Хвича Супаташвили (бывший тренер Чибурданидзе), показывает кое-какие идеи. С Гиоргием Качеишвили занимался немного… Но в основном работаю один.
– Компьютер активно используешь?
– Как источник информации – обязательно. Читал, как в прежние времена гроссмейстеры носили с собой чемоданы с тетрадями, у кого-то были даже проблемы с таможней (смеется). А сейчас у всех для этого есть лэп-топы!
Но с компьютером работаю в меру. Дебютные идеи стараюсь пока находить сам, на деревянной доске.
– Вернемся к «Аэрофлоту». Ты не очень удачно стартовал…
– Давайте я расскажу с самого начала. Я до этого играл в Вейк-ан-Зее «В», упустил шанс попасть в первую тройку. (На самом деле Баадур занял чистое четвертое место. – А. П.) И это меня подхлестнуло. Я открыто заявил отцу перед «Аэрофлотом», что здесь попаду в тройку! Было такое предчувствие… Кроме того, хотелось сыграть лучше, чем до этого играл в «Аэрофлоте» (где-то на уровне «плюс раз»).
     И вот приехал «победитель»: в первом туре – ноль! (Заразительно смеется.)
– Это с Шапошниковым? Мне кто-то сказал, что была хорошая партия.
– Да, он хорошо играл, результат закономерный. Но это меня только подстегнуло. Кстати про Шапошникова: мы знакомы с детства, вместе занимались в Подольске у Никитина (это был год 94-й). Там я его часто обыгрывал, и вот он мне отомстил (смеется). Но я, когда проигрываю, еще сильнее начинаю играть. Говорю себе: надо собраться, Бадик! Собрался, выиграл две партии. Затем произошел несчастный случай в партии с Шахрияром. Стоял на выигрыш, потом перешел в ладейный эндшпиль и там уже нашел практически единственный путь к поражению.
     Я был в шоке! Но потом собрался, снова выиграл две партии. Критический момент наступил в партии с Яковенко (в седьмом туре). Я перепутал порядок ходов в Каро-Канне, а там этого делать нельзя: одна ошибка – и всё. Вижу, дело плохо. Вспомнил свою партию с Шахрияром, как он шансы выискивал, и решил так же собраться. Пришлось найти несколько строго единственных ходов. Яковенко потом удивлялся: думал, говорит, что у меня там как угодно выиграно…
     И вот это дало мне нужный толчок. Я выиграл две заключительные партии и завоевал главный приз.
– То есть после поражения от Мамедьярова ты себя не похоронил?
– Нет-нет, наоборот! Слава Богу, у меня не депрессивный характер. Психика устойчивая.
– Тебе не впервой выигрывать решающие партии?
– Иногда удается. В Вейк-ан-Зее выиграл в последнем туре у Найдича. А в Варшаве в последнем туре проиграл Войташеку. А если бы выиграл, выходил в чемпионат мира. Правда, в какой-то момент мог в три хода выиграть…
– Часто ли выступаешь в турнирах?
– Стараюсь играть немного – редко, но метко, хотя после успеха на «Аэрофлоте» график может и усложниться. Но вообще стараюсь играть не слишком часто, накапливать энергию и использовать ее целенаправленно. У меня был такой период в 2003 году, когда я занимался интенсивно три с половиной месяца – и шахматами, и физической формой – в результате взял первый приз в Дубаи. Через два дня после этого начался чемпионат Грузии, и я снова выиграл. Это был хороший период.
     После этого началась звездная болезнь, подумал – ну все, я великий! Поехал на чемпионат Европы в Стамбул, и меня там поставили на место (смеется). Пришлось снова собираться… Вот такие бывают перепады; пожалуй, это мой главный минус. С этими «качелями» нужно бороться.
– Традиционный вопрос: каковы ближайшие планы?
– Чемпионат Европы в Турции. Главное – не подхватить птичий грипп (смеется).
– Выступаешь за европейские клубы?
– В Бундеслиге играл за «Баден-Оос», один из сильнейших клубов (за него играли Ананд, Свидлер…). Но потом из-за болезни здорово понизил рейтинг. Да и внутри команды возникли проблемы: спонсору надоедает, что мы никак не можем занять первое место, нас постоянно опережал Кельн.
– В последнее время очень вырос престиж российской клубной лиги. Есть перспектива увидеть тебя там?
– Пока никто не предлагал. Наверное, это было связано с моими результатами. Сейчас, наверное, ситуация изменится. Если условия будут нормальными – почему бы и нет, собственно говоря?

– Расскажи немного о себе. У твоей фамилии абхазские корни? Ведь Гали – это Абхазия…
– Да, мы там жили, но сам я мингрел. У меня отец и мать мингрелы, чистокровные грузины. Самыми чистокровными считаются сваны, потому что они всегда жили в горах и во время турецкого нашествия пострадали меньше. Турки боялись лезть в горы зимой… Мингрелы по чистокровности считаются вторыми. Я мингрел и горжусь этим.
– Живешь с родителями?
– Да, с братом и родителями вчетвером. Снимать квартиру буду, если появятся серьезные планы – женитьба…
– В Грузии можно жить с любимой девушкой, не расписываясь?
– Если девушка из нормальной традиционной семьи, то невозможно. Это считается позором! Конечно, бывают исключения… Но я хочу, чтобы все было нормально, по традиции.
– Где-нибудь учился после школы?
– Да, с братом закончили Тбилисский государственный университет, факультет журналистики. Но становиться профессиональным журналистом не спешу: есть пока профессия…
– Чем занимается брат?
– Он международный мастер по шахматам, но я пока не понял, чего он хочет от жизни. У Беглара есть способности, но он ленится работать. Может быть, поступит потом на экономический факультет – продолжит образование…
– В университете уважали шахматы?
– Да, да! Студенты за меня всегда болели, звонят до сих пор: как успехи? Хорошее было время, жаль, что закончилось.
– Родные звонили в Москву, интересовались твоим выступлением?
– Обычно я звоню. Не люблю, когда мне звонят во время турнира, даже мобильник с собой не беру.
– В Тбилиси ты считаешься звездой?
– Главное, что я им считаюсь среди студентов! Особенно среди девушек (смеется). Вообще-то шахматы не слишком популярный спорт в мире, потому что не очень зрелищный. Вот если немного укоротить контроль, может быть, будет больше отдача.
– Вообще, жизнь в Грузии налаживается?
– Есть заметный прогресс. Пенсии увеличиваются… Наконец дороги стали нормальными! Раньше просто невозможно было ездить – какие-то ямы, ни одна нормальная машина не могла проехать.
– Сам не водишь машину?
– Нет! Никогда не сидел за баранкой.
– Как проводишь свободное время?
– Главное мое хобби – чтение! Читать старюсь только хорошие книги. Хожу с девушками в кино. Люблю играть в футбол, а особенно – в настольный теннис. Здесь у меня есть кое-какие способности.
– По телевизору спорт любишь смотришь?
– Люблю. А ходить на стадионы отец у меня отбил охоту еще в детстве. Это было в Гали, мне было лет 6-7, и отец повел меня с братом на футбол. А там, конечно, вопли, крики! Мне стало страшно. И с тех пор я ни разу не был на стадионе, как ни удивительно.
     Вот сейчас Олимпиаду смотрю, очень нравится фигурное катание. Болею за Плющенко! Биатлон люблю смотреть, прыжки с трамплина. Иногда камера показывает летящего спортсмена снизу – страшно становится! У меня даже перед телевизором голова кружится.
– Книги читаешь на русском?
– Да.
– А по-грузински говоришь?
– Конечно, говорю! И по-мингрельски.
– Какими еще языками владеешь?
– На разговорном уровне нормально владею английским и сейчас учу испанский. Я кое-кому на Кубе пообещал, что к следующему приезду буду знать испанский! Купил самоучитель и сейчас занимаюсь самостоятельно.
– Есть такое мнение, что испанцы достаточно близки грузинам. Многие грузинские шахматисты отлично себя чувствуют в Испании…
– Да, я тоже об этом слышал. Ходят слухи, что баски – вообще выходцы из грузин. А почему бы и нет? Если бы мне пришлось жить в Европе, я скорее всего выбрал бы Испанию.
– Допустим, тебе сейчас предложат переехать на постоянное жительство в какую-нибудь другую страну…
– Наверное, не соглашусь. Грузия – моя родина, я считаю большой честью выступать за сборную Грузии. Это мой народ, тут все мои друзья. Вот даже сейчас в Москве совсем недолго, а уже скучно становится. Однажды я прожил в Европе три месяца – вообще чуть не умер! Но не зарекаюсь: мало ли как судьба повернется…

Расспрашивал
Андрей ПАНЕЯХ

 

Виорел БОЛОГАН:

ЗИГЗАГ УДАЧИ

Название изображения     В предпоследнем номере «ШН» я было начал заметку об «Аэрофлоте-2006» словами: «На этот раз мы можем с уверенностью утверждать, что у турнира будет новый победитель, поскольку из предыдущих четырех трое не выступают, а Бологан играет не слишком удачно». Действительно, после пятого тура лауреат «Аэрофлота»-2003 и Дортмунда-2003 имел в активе лишь 50%! А в такой сильной и плотной швейцарке подобный очковый дефицит выглядит просто катастрофически. И тем не менее фантастический, можно сказать, беспрецедентный для столь сильного турнира финишный рывок – 4 из 4! – позволил Виорелу, имевшему «в запасе» черный цвет (как мы помним – главный дополнительный показатель при дележе мест), очень и очень поправить свои дела. Более того, если бы в заключительном туре поединок Малахова и Джобавы завершился с любым другим результатом, именно неудачник старта принимал бы сейчас поздравления с дублем на московском фестивале. Хорошо, что моя заметка в силу ряда причин не увидела свет – получился бы изрядный конфуз.

– Чем был вызван спад в начале турнира?
– На самом деле у меня получились два принципиально разных турнира, по всем показателям. Точнее, две половины – первые пять туров и последние четыре. Дело в том, что на старте я еще не отошел от довольно приличной простуды, которую подхватил в Гибралтаре. Меня там «сдуло» кондиционерами во время партии с Корчным, и я простудился. Дня три температурил и к «Аэрофлоту» не успел оклематься. Причем все это выразилось в ужасных головных болях.
– Почему же ты тогда включился в «Аэрофлот»?
– Потому что деньги были уже уплачены.
– А раньше у тебя бывали головные боли?
– Бывали, но во время партии – никогда! И меня это неприятно удивило. А потом – как рукой сняло! После пятого тура ко мне приехала жена (в гостиницу – А. П.), мы с ней посидели в ресторане, попили винца – и пошла совершенно другая игра! Совершенно чистые партии, с моей точки зрения. Может быть, какие-то ошибки я со временем обнаружу, но пока не вспоминаю ни одного серьезного промаха. Только с Мотылевым допустил одну неточность.
– После пятого тура у тебя возникали какие-нибудь пессимистические мысли?
– После пятого тура у меня не было никаких мыслей, кроме одной, которую я четко для себя сформулировал: ничего не стараться отбить, просто достойно доиграть турнир. Я не ожидал, что на следующий день буду настолько лучше себя чувствовать и игра пойдет.
     Собственно говоря, у меня и до этого были неплохие позиции, с тем же китайцем (Ван Ю) был перевес в эндшпиле, который я успешно проиграл. Но психоэмоциональное состояние было тяжелое, загруженное. А тут как будто сняло лишние эмоции, и я заиграл.
– Значит, найден хороший рецепт для снятия стресса?
– Нет, это не рецепт. У меня в диссертации есть про этот прием, он называется «зигзаг» и описан в психологической литературе. Дело в том, что каждая ситуация имеет свой зигзаг, свое индивидуальное решение. Один и тот же прием может в одной ситуации сработать, а в другой – только навредить.
– Между прочим, в прошлом «Аэрофлоте» ты также играл в последнем туре с Мотылевым черными, и победитель должен был разделить первое место…
– Да, это было жуткое дежа вю, как сказал Володя Малахов перед последним туром! Причем тот же Малахов год назад был в той же очковой группе, и тоже играл белыми… Но все получилось наоборот. Малахов проиграл белыми, к сожалению… Вот если бы он выиграл или сделал ничью, я бы занял первое место.
      Зато я с Сашей, в отличие от прошлого года, очень хорошо себя чувствовал. А в прошлом году у меня сильно упало давление, еще какие-то проблемы со здоровьем навалились… в общем, еле ходил. В итоге я заснул в его цейтноте и проиграл. К тому же играл пассивный дебют (Русскую партию), то есть по сути на два результата. В тот момент адекватно оценил свое состояние и решил сыграть на отбой.
     А в этот раз я был хорошо готов и сыграл принципиально, на три результата. Потому что ничья… она, конечно, тоже была бы достижением – учитывая, как я начал турнир. Но по большому счету разницы между ничьей и поражением не было, разве что в денежном эквиваленте. А победа позволяла бороться за первое место, и я решил играть на победу.
– А не было подспудного желания еще и расквитаться за прошлогоднее поражение?
– Такая мысль, конечно, возникла автоматически, но… Я с Сашей в хороших отношениях, мы симпатизируем друг другу, поэтому жажды крови не было. Мы много играли друг с другом, было много результативных партий, но мы оба прежде всего играли в шахматы – ничего личного!
– Ближайшие планы?
– Через пару дней лечу на чемпионат Европы по блицу в Канны, а потом будет перерыв до Пойковского. А потом – хватает всякого: французская лига, Дагомыс, Сараево.
– В чемпионате Европы играть не будешь?
– Нет, что ты! Иначе получится всё то же, да еще и чемпионат Европы…
– Спасибо за беседу, и удачи!

Вопросы задавал
Андрей ПАНЕЯХ

 

МЕДВЕДЬ - СИМВОЛ ПОБЕДЫ

Название изображения

     В московском клубе имени Тиграна Петросяна в дни школьных каникул состоялся юбилейный, 20-й Мемориал девятого чемпиона мира. О том, как он проходил, рассказывает его главный судья, старший тренер клуба гроссмейстер  Людмила Белавенец.

     После смерти Тиграна Вартановича мы провели в клубе первый турнир его памяти, а сейчас уже закончился 20-й. Это, как мне кажется, лучший памятник девятому чемпиону мира. Несмотря на трудности, мы ни разу не пропустили Мемориал – он проходит каждый год. За это время клуб успел сменить помещение – переехал из Рахмановского переулка на Дмитровскую улицу.
     Во времена первых Мемориалов еще существовал Советский Союз, и считалось престижным, чтобы каждая республика присылала на соревнование свою команду. За двадцать лет очень многие шахматисты, прошедшие наш турнир, состоялись, выросли в крупных спортсменов. Наверное, самый «главный» из них – нынешний чемпион мира. 18 лет назад команда Болгарии приезжала на второй Мемориал и заняла первое место. В тот год Веселину Топалову было всего 12…
     За два десятилетия успели сложиться устойчивые традиции, турнир укоренился на московской земле. Мы уже привыкли, что в январские каникулы к нам приезжают ребята, причем в последнее время их так много, что мы все не помещаемся в клубе. К счастью, уже третий год половина состава – турнир «В» – играет в Центральном доме шахматиста им. Ботвинника.
     Приятно, что нам пошли навстречу, и почти 75 наших ребят играли в отремонтированном ЦДШ, в тех же залах, что и участники недавно закончившегося Суперфинала. На закрытии все получили книги о матче на первенство мира между Ботвинником и Петросяном.
     Юбилейный турнир проходил по устоявшейся формуле – две швейцарки: главная, с обсчетом рейтинга, плюс достаточно сильный турнир «В», в котором играли несколько кандидатов в мастера. Девочек туда допускали даже со вторыми разрядами, потому что в турнире «В» команда должна состоять из двух мальчиков и девочки, тогда как в «А» могут играть три мальчика.
     Мне очень приятно, что команды из клуба Петросяна заняли первые два места. Мы радуемся, что наши ребята становятся всё сильнее и уже могут бороться за хорошие места на достаточно высоком уровне. Победители – не новички в Мемориале, они выступали и год назад. У них прежнее название – «Три медведя». В этом году все Мишки подросли и играли более уверенно, опередив по сумме очков другую нашу команду. Между Михаилами – Можаровым, Матвеевым и Демидовым – по два года разницы между собой. На следующий год старший вырастет, и придется брать в команду нового Мишку.
     Третьей стала московская команда «Стандарт». Николай Коновалов стал первым в личном зачете; такой локомотив, конечно, должен был вытянуть остальных, но немножко подвел Баракат, игравший на третьей доске. В итоге – только «бронза».
     Наш постоянный соперник, Дворец пионеров на Воробьевых горах, был не слишком удачлив и не составил ожидавшейся конкуренции. У них происходит смена поколений, многие сильные ребята выросли, например, Монгонтуул, которая всегда набирала много очков. Не было и одного из «дворцовых» лидеров – Егора Кривобородова. Не играл Глотов.
     В турнире «В» первое место также заняла команда клуба Петросяна – «Ксения», которую возглавляла Ксюша Коротеева. На втором месте «Дворец пионеров-1», а бронзовым призером стала «Ирина» во главе с совсем маленькой девочкой, которой всего 9 лет. Ирочка набрала 5,5 очков, внесла достойный вклад в копилку команды и выполнила 1 разряд!
     Надо сказать, что в турнире «А» очень хорошо сыграли московские ребята. Я рада результату Коли Коновалова. Мы от него давно ждали успехов, он был третьим призером юношеского первенства России, но потом как-то срывался. Может быть, сейчас его игра наконец стабилизируется; скоро он поедет в Дагомыс, и надеюсь, выступит хорошо. Мне кажется, на ближайшем первенстве России москвичи сумеют выступить лучше, чем в прошлом году, когда у нас была лишь одна «бронза».
     Второе место заняла Валентина Гунина из Мурманска; она – украшение любого турнира. Валя играет во взрослые шахматы, входит в группу молодых шахматистов, на которых, как говорится, делают ставку. Следующими стали москвичи Матвеев и Можаров, а на пятом месте снова представитель Мурманска. В турнире «В» также на первых ролях оказались москвичи. Конечно, такой результат во многом обусловлен тем, что турнир проходил в Москве.
     Если говорить об уровне Мемориала, то всегда кажется, что раньше ребята были сильнее. Но потом, когда подрастают те, кто когда-то казался слабее прежних, думаешь, что, может быть, мы не правы. Не так давно у нас побеждал Борис Грачев, сейчас он с блеском играет в серьезных соревнованиях. Выигрывал Мемориал и Саша Арещенко из Украины. Играл у нас и Грищук, который признался, что ему даже не удавалось войти в «десятку». Поэтому наберемся терпения и посмотрим, что вырастет из сегодняшних участников, из того же Коли Коновалова. Он быстро прогрессирует, а ему еще не исполнилось 17.
     Вообще, 20-й юбилейный турнир для клуба Петросяна сложился очень удачно. Хотя, как всегда, была куча проблем с организацией. В Москве очень сложно устроиться с жильем, а ведь к нам приехали гости из многих городов – всего около 150 человек в двух турнирах.
     К сожалению, сейчас все так сжато, что организовать культурную программу, добавив выходной день, просто нереально. Раньше возили детей на могилу Петросяна, был специальный день памяти чемпиона мира. Сейчас все упирается в деньги, и немалые. Москва – дорогой город, лишний день в гостинице стоит недешево. Многие даже просили ускорить закрытие, чтобы успеть на поезд и не оставаться лишний день в гостинице. Но все-таки участники успели посмотреть город.
     Закрытие оказалось очень красивым. Был спонсор от Армянского центра, дарили призы, литературу. Каждому достался памятный значок и книжка. Первый приз в турнире «А» составил 10 тысяч рублей, второй – 5 и так далее. Участники получили кубки, подарки, медали. Маленьких награждали игрушками, тем более что недавно встречали Новый год.

Страница турнира

   

Обозрение
Рейтинги московских шахматистов
Опросы
Статьи
Деловые шахматы
Дискуссия о работе РШФ
"Шахматная неделя"
№43-2006
№42-2006
№41-2006
№40-2006
№39-2006
№38-2006
№37-2006
№36-2006
№35-2006
№34-2006
№33-2006
№32-2006
№31-2006
Интервью
Взгляд изнутри
Взгляд снаружи
Звездный взгляд
События





Актуально

 Первенство Москвы по классике

 Первенства Москвы по рапиду и блицу

 Турниры в ЦДШ

Полезно


Рейтинги


Яндекс.Метрика





Новости Обозрение Школа Игра Клуб Тары-бары

Шахматный клуб им. Т.В. Петросяна © 2001-2019