Наши партнеры






"Шахматная неделя", №19-2006.

1-я полоса - главные новости номера

Цветной разворот - 37-я Всемирная шахматная Олимпиада

 

МЫ ПОСТОЯННО ОЩУЩАЛИ ПОДДЕРЖКУ

     – Прежде всего поздравляю вас с блестящей игрой и заслуженным успехом! Рассчитывали ли до начала Олимпиады на 1-е место?
     – Спасибо. Да, в Турин мы ехали за победой. Команда уже брала «бронзу» – на Олимпиаде в Кальвии и в Беэр-Шеве на чемпионате мира. Сейчас у нас был самый сильный состав по сравнению с прошлыми соревнованиями, удалось собрать всех лучших.
Название изображения     – Насколько солидной была подготовка? Проводились сборы?
     – Да, сборы проходили в Ереване, на них были все члены команды, даже Аронян. К сожалению, я не сумел приехать, так как сейчас в основном живу в Катаре.
     – У руководства Армении серьезное отношение к шахматам?
     – Оно всегда было серьезным, но с приходом нового президента Федерации – министра обороны Армении Сержа Саркисяна – стало еще лучше. Собственно, он и раньше помогал шахматистам, обеспечивал для команды финансирование.
     Он находился с командой в Турине с первого до последнего дня и очень нам помог. Скажем, организация Олимпиады была не очень хорошей, по ходу дела возникали разные проблемы (например, с питанием), но с его помощью они были устранены. С. Саркисян был с нами в Беэр-Шеве, в Кальвии, в Гетеборге – не на протяжении всего турнира, как сейчас, но обязательно выбирался хоть ненадолго поддержать команду.
     – А не опасно для обороны государства, что министр уезжает из страны на такой срок?..
     – Да, он очень занятой человек, но все-таки каждый раз находил время приехать хоть на день-два. Это очень поддерживает.
     – Кто тренировал сборную?
     – У нас на этот раз было два тренера – Тигран Налбандян и Аршак Петросян, это было решено еще в Ереване. Обычно с командой едет один тренер.
     – Как проходили собрания команды во время турнира? Каков был микроклимат в команде?
     – Команда у нас всегда очень дружная, командный дух сильный – это очень важный момент.
     А собраний практически не было, во всяком случае я ни на одном не присутствовал. Может быть, с каждым в отдельности тренеры иногда и беседовали… Ведь, начиная с 5-го тура, состав ни разу не менялся.
     – Да, мы тут это с удивлением отметили. Такого еще не было, чтобы девять туров подряд одним составом…
     – Если ребята играют успешно – зачем что-то менять? Конечно, мы устали: Саргиссян сыграл все 13 партий, я – 12, Аронян 11 и Асрян 10, но если надо – все были готовы играть, никто не жаловался.
И Минасян, и Лпутян хотели играть, но вопрос так не ставился: был «счастливый» состав, который выигрывал матч за матчем. Конечно, если бы кто-то отравился или поднялась температура… Арташес и Смбат болели за нас в течение тура, а смотреть и переживать, когда сам не можешь помочь – поверьте, тоже совсем не просто, они уставали не меньше нас.
     – Они помогали «постоянным» игрокам в подготовке?
     – Вся наша четверка достаточно сильна в дебюте. Конечно, если бы что-то было нужно – помогли бы.
     – Ожидали ли от Саргиссяна такого блестящего выступления?
     – Габриэл очень сильный шахматист; другое дело, что прогнозировать 1-е место невозможно, тут всё должно сойтись – ведь в Турин приехало много сильных команд. Все наши оказались в хорошей форме. Кому-то могло показаться, что все для Армении сложилось просто, но на самом деле напряжение было большим, сзади все время шла плотная группа. Приходилось выкладываться.
      – В какой момент почувствовали, что цель уже близка?
     – Наверное, во время матча с Китаем. Перед этим они выиграли у грузин 4:0, и разница между нами стала всего лишь одно очко. Поэтому нужно было обязательно побеждать, чтобы хоть немного увеличить разницу.
Кстати, после поражения Ароняна от Крамника никто из наших (за все 8 туров) не проиграл ни одной партии.
     – Любопытно, что вы сами в основном выигрывали черными… (В. Акопян набрал 9 очков из 12, «уступив» первенство на второй доске нескольким шахматистам из развивающихся стран. При этом пять побед были одержаны Владимиром именно черным цветом. – Ред.)
     – Не знаю, жеребьевка так сложилась – у меня почему-то выходило, что я должен был играть черными или не играть. Но я всегда стараюсь играть на победу независимо от цвета фигур. Просто так получилось, я и привык к черному цвету. Впрочем, здесь я легко «выходил» из дебюта, и цвет уже не имел значения. Совсем недавно на командном первенстве России в Дагомысе черный цвет доставил куда больше хлопот: выходил из дебюта с проблемами и долго мучился. Там, правда, состав был посильнее, чем на Олимпиаде.
     – Чего, на ваш взгляд, не хватило другим сборным – израильтянам, россиянам, украинцам? Почему слабо сыграла Индия, особенно Ананд?
     – Да, Ананд немного удивил!.. А ситуация с другими командами похожа на ту, что была 2 года назад в Кальвии, когда превосходно играла сборная Украины. Они тогда также создали большой отрыв, и до какого-то момента преследователи играли нормально, но когда отрыв стал увеличиваться, появился мандраж. Конечно, если поставить себе цель играть строго на 2-е место, тогда другое дело, но когда равный вроде бы по классу соперник заметно вырывается вперед и не хочет проигрывать, это влияет на остальные команды, которые начинают делать незапланированные ничьи или даже проигрывать. Так было в Кальвии, так случилось и здесь.
     – Можно сказать, у сборной Армении получалось всё…
     – Да, игра пошла хорошо с самого начала. Кроме того, по ходу турнира сработало много новинок, по меньшей мере в 3-4 партиях взорвались «бомбы», например, в партии И. Соколов – Аронян. У меня была хорошая новинка против кубинца Л. Домингеса, хотя борьба затянулась надолго.
     Кто-то посчитал, что Армения стала лишь 7-й по счету командой-победительницей Олимпиады, с самого начала этих соревнований.
     – Как вас встречали на Родине?
     – О, прием был грандиозный, мы даже не ожидали! Все началось еще в аэропорту, среди встречающих были наши министры и даже премьер-министр. Нас посадили на «Чайки» и повезли на центральную площадь, которая была полна народу, хотя было уже 2 часа ночи! Произносились речи, прозвучал салют в нашу честь. На следующий день команду принял президент страны Роберт Кочарян, наградил всех медалями за большой вклад в развитие спорта.
     До сих пор для нас ежедневно устраивают праздничные ужины, проходит множество встреч. На улицах нас и раньше часто узнавали, а сейчас просто невозможно ходить: по ТВ нас показывают чуть не весь день.

Беседовал
Андрей ПАНЕЯХ

 

ПОРА РАЗОБРАТЬСЯ, ЧТО ПРОИСХОДИТ

     – Были ли сомнения в результате перед началом Олимпиады?
     – Это соревнование. А потому результат может оказаться любым. Главное – это отношение, оно может быть наплевательским или наоборот,  но результат не зависит от того, что человек или команда решили для себя непременно занять первое место. Настрой был на максимально качественную игру, на максимально лучший результат.
Название изображения     – Почему не получилось? Что помешало добиться победы?
     – А что в последние годы произошло такого, что Россия должна  была обязательно занимать первое место? Она не попала в «десятку» на чемпионате Европы. Она не выиграла прошлую Олимпиаду (в Кальвии). На предпоследнем чемпионате мира, как и в Кальвии, была второй. На последнем ЧМ заняла первое место только в силу каких-то чудесных обстоятельств. Я бы сказал, тенденция не самая оптимистичная.
     – Но все-таки существует традиция...
     – Традиция относится к другому времени, к концу двадцатого века. Уже в 21-м все решительным образом стало меняться. И, на мой взгляд,  результат наших команд должен наконец заставить посмотреть на российские шахматы несколько шире и разобраться, что же в них на самом деле происходит. Разобраться в этом, на мой взгляд, следовало давно, и последние выступления российской команды к этому подталкивали. Выигрыш чемпионата мира (в некотором роде случайный) отодвинул этот вопрос на полгода. Но необходимость решительных перемен не исчезла.
     Ну, например: сразу после чемпионата мира команда обратилась к исполнительному директору РШФ, который одновременно является главным тренером сборных команд (эту должность он занимает по линии Федерального агентства), с настоятельной просьбой передать наше мнение руководству РШФ, ее Президенту – А.Д. Жукову: если мы хотим и впредь побеждать, то главного тренера мужской сборной необходимо поменять. Указывалось на то, что, как бы это кощунственно ни звучало, победа была достигнута вопреки его действиям. Но наше мнение было проигнорировано.
     С мужской командой России совершенно не ведется работа в «несоревновательный» период. Не существует ни расширенного кандидатского списка сборной, ни, главное, критериев попадания в сборную команду. Никто не интересуется графиком турнирных выступлений членов команды. Работа ведется на дилетантском, любительском уровне, а скорее – не ведется вовсе.
     Конечно, можно сказать, что мужчины и так должны выигрывать и поэтому работать не надо. Но тенденция в мировых шахматах уже другая. Везде растет талантливая молодежь. В том же Китае, например, нет таких ярких личностей, но они берут командным духом. Это их сильное качество. В российской команде стали чуточку сдавать индивидуальности. Чемпионат мира мы еще выиграли за счет отдельных членов сборной, но командной игры как таковой не было в силу того, что Сергею Долматову не удалось создать коллектив… Отношение к командным соревнованиям должно быть более профессиональным, все вопросы следует продумывать. Просто так победы не приходят. А с точки зрения руководства, раз команда заняла первое место, значит, все в порядке?
     Я считаю, что пришел черед реформировать в целом деятельность руководства Российской шахматной федерации, потому что она работает слабо и несовременно. У нас очень слабая структура власти: Президент, Исполком, Президиум, Исполнительная Дирекция, различные комиссии внутри Федерации, но вот права и обязанности расплывчаты и туманны. Вы ответственного за то или иное решение, а тем более провал, в нашей Федерации не найдете. У нас таковых просто нет. Я скажу больше. Самое главное: у нас не существует Комплексной Программы Развития Шахмат в России: женских, мужских, детских и т.д. Допустим, даже если мы примем программу развития детских шахмат в России, она не может существовать отдельно, сама по себе, должна быть составляющей частью общей программы.
     Необходимо построить вертикаль ответственности, чтобы, скажем, президент областной ШФ отвечал перед президентом РШФ по примеру вертикали власти в стране.
     Ситуацию в женских шахматах я еще могу понять. Их курирует вице-президент РШФ В. Зубов. Он приезжал в Турин, поддерживал команду, интересуется проблемами своих девочек. Все сделал для того, чтобы они сыграли хорошо, и они выступили достойно. А вот детские шахматы, например, никто из вице-президентов не курирует.
     – Неужели Федерации не интересно, что происходит в мужской сборной?
     – Что такое Федерация? Это размытое понятие. Жуков? Но у него национальные проекты лежат на столе. По большому счету, вопросы сборной в компетенции С. Долматова и А. Баха.
     – У вас были контракты?
     – О чем вы?.. Такого понятия пока не существует в отношениях «спортсмен – РШФ».
     – Ни у кого в Федерации не болела душа, что наша команда не заняла 1 место?
     – Очень даже болела. Но, наверное, одни болели «за», а другие болели «против». Не секрет, что в РШФ очень сложные внутренние отношения. Мне показалось, что не все бы порадовались нашей победе.
     – Как бы то ни было, наша команда состоит из гроссмейстеров высшего эшелона…
     – Ну  что ж? Мы шли с шансами на второе место весь турнир.
     – Все-таки шахматная команда – не футбольная, здесь общий результат складывается из отдельных.
     – Каждый по отдельности может сыграть турнир хорошо, а может – плохо. У нас плохо почти никто не сыграл.
     – А Сергей Рублевский?
     – Сергей Рублевский не может существовать в одной команде с Сергеем Долматовым. Кто-то из них обязательно будет плохо играть. Это факт.
     – Морозевич потерпел два поражения…
     – Второе – в последнем туре, когда нам необходимо было выигрывать со счетом 3:1. Перед этим у него было пять побед при одном поражении. Мы выиграли 22 партии. Правда, в этот раз очень много и проигрывали. Но тут существует ряд причин. Во-первых, шахматисты вообще в целом усилились; во-вторых, чтобы добиваться большого результата, скажем, 1-го места, нужно выигрывать крупно. Армяне в среднем выигрывали свои матчи со счетом 3:1. Чтобы бороться за 1 место, мы должны были рисковать, играть на победу любым цветом. Но если вы рискуете, вы можете выиграть, а можете и проиграть.
     – В Армении на 4-й доске Саргиссян набрал «+7», а у нас…
     – Мы хорошо выступали на первых трех досках. В какой-то момент у нас на последней доске было «-3», а на первых трех «+15». Под конец все немножко испортили статистику и на первых досках, но главное все же – значительный минус на 4-й доске, которая по сути была провалена. На ней проигрывали и я, и Сережа Рублевский, и даже  однажды Морозевич…
     – Как себя чувствовал Крамник?
     – Не знаю, я не Крамник, а выглядел он хорошо. Играл очень прилично, хотя однажды был близок к поражению (с Камским). Володя здорово прибавил по сравнению с прошлогодним Суперфиналом России – и чисто внешне, и по игре. Вернулось к нему прежнее ощущение шахмат.
     – Какие впечатления оставила Олимпиада, чем отличалась от прежних Олимпиад?
     – Я последний раз играл в 1998-м, поэтому мне трудно сравнивать. Заметил, что отношение спортсменов к соревнованию изменилось. В 98-м году была зона отдыха, где постоянно находились люди, а в этом даже на официальных «пати» народу было немного, наверное, потому, что все более профессионально подходят сейчас к своим выступлениям. Борьба идет до последнего тура на максимальный результат.
     – Каковы по-вашему причины столь уверенного выступления армян?
     – Есть одна глобальная причина – отношение к шахматам в стране. Достаточно сказать, что за последние 5 лет в Армении открыто 40 детских школ, шахматных кружков. Венец пирамиды – Академия шахмат, которая работает с ведущими молодыми игроками. Вообще, в стране шахматисты на привилегированном положении, существует государственная программа развития шахмат. И к детям, и к взрослым шахматистам, как мы видим, повышенное внимание.
     С ними на Олимпиаде был министр, он же президент Федерации. Еще полгода назад армянские шахматисты говорили, что на Олимпиаде будут конкурировать с Россией, они целенаправленно готовились к этому мероприятию. Но получилось, что это мы не смогли с ними тягаться – выдержать их стремительный, на уровне сборной Украины образца 2004 года, темп. Россия пыталась догнать, все ребята играли достаточно резко, но это обернулось только большим количеством поражений.
     – Китайские шахматисты, занявшие второе место, тоже проиграли четыре матча, но крупно выигрывали.
     – Китайцы – это команда. Когда у нас было собрание перед матчем с Китаем, тренер сказал, что Китай нужно крупно обыграть, потому что команда слабая, бороться за 1-2 места точно не будет. И установку дал решительную. Однако, на мой взгляд, Китай как команда на любых соревнованиях будет и впредь представлять большую опасность; уже по дебютам, которые они играли на Олимпиаде, видно, что до турнира – они нередко играли одни и те же линии – шла совместная, целенаправленная подготовка.
     У них было два шахматиста, которые выделялись: Бу Сянжи на первой доске и Ван Ю, он  выиграл золотую медаль на своей доске. Другие держали определенный уровень. Главное – у них есть командный дух, дисциплина, они очень мотивированы. Шахматы в Китае тоже государственный вид спорта. Победа в командном соревновании всегда есть следствие отношения  к шахматам в стране.
     – А почему бледно выступила Украина?
     – С Украиной произошло примерно то же, что и с нами. Игроки есть, а команды в этот раз не было.
     Два года назад они играли на молодости и кураже, а сейчас нужно было добавить что-то иное. Команда сильная, безусловно. Отдельный матч может выиграть у любого соперника, но если у кого-то не заладилось, не пошло – того потенциала, ресурса уже нет. У нас не менее классные игроки, а тоже ничего не могли сделать. Не тот выигрывает, у кого выше коэффициент или прошлые заслуги.
      – Все-таки 2 года – не такой большой срок для перераспределения мировых позиций…
     – Очень даже хороший срок. Украину отодвинули, Россию отодвинули. Пришли амбициозные, молодые китайская и армянская команды.
     – В команде Армении только один новичок – Саргиссян.
     – Не забудьте Ароняна – он ведь по-настоящему заиграл в прошлом году. А Олимпиада была два года назад. Он уверенно «закрыл» первую доску, набрал «+3». Саргиссян с Акопяном вдвоем сделали «+13». Чтобы добиться результата, надо, чтобы играла вся команда…
     – И все-таки, Женя: почему  наша команда не заняла первое место?
– Вы так и не поняли. У Л. Кэрролла в книге «Алиса в Зазеркалье» есть такие слова: «Чтобы оставаться на одном (первом) месте, нужно очень-очень быстро бежать».

Беседовал
Андрей ПАНЕЯХ

   

Обозрение
Рейтинги московских шахматистов
Опросы
Статьи
Деловые шахматы
Дискуссия о работе РШФ
"Шахматная неделя"
№43-2006
№42-2006
№41-2006
№40-2006
№39-2006
№38-2006
№37-2006
№36-2006
№35-2006
№34-2006
№33-2006
№32-2006
№31-2006
Интервью
Взгляд изнутри
Взгляд снаружи
Звездный взгляд
События





Актуально

 Турниры Grand Swiss

 Первенство Москвы

 Московский блиц. III сезон

 Гран-при Черного моря

 Турниры в ЦДШ

Полезно


Рейтинги


Яндекс.Метрика





Новости Обозрение Школа Игра Клуб Тары-бары

Шахматный клуб им. Т.В. Петросяна © 2001-2019